Загрузка...

А. Степан Сус: священник, который «стал десантником», чтобы заслужить уважение

9 Фев 2018 | Автор: | Комментариев нет »

Настоятель гарнизонного храма о поддержке, трудности войны и величайшее свое достижение

О. Степан Сус: священик, який «став десантником», щоб заслужити повагу

Степан Сус – активный и открытый львовский священник, настоятель Гарнизонного храма святых апостолов Петра и Павла, глава Центра военного капелланства Львовской архиепархии УГКЦ . Это отец, который всегда держит свои двери открытыми, чтобы помогать тем, кто в этом нуждается

О том, что вымучивает

Я стараюсь всегда быть открытым к людям. Потому что люди требуют внимания, доброты, любви. Они требуют, чтобы их выслушали, чтобы кто-то посвятил им время. Или это изматывает? Так, вымучивает. И когда ты за один день столько всего перепускаєш через себя, пережить это не всегда просто.

Вот, например, у меня есть такие дни, когда утром может быть Святая литургия, затем два брака, потом крестины, потом посещение психиатрического отделения на Кульпарковской (отец Степан тоже работает там капелланом – ред.), а вечером – реанимационное отделение военного госпиталя. И во всех этих локациях я вижу разные ноты человеческой жизни. Вижу радость и грусть, вижу, как кто-то рождается, кто – то умирает, а кто-то – женится. И в такие дни я должен быть открытым ко всему, я должен всех понимать. Потому что нельзя быть на браке грустным из-за того, что два часа перед тем ты был в реанимационном отделении и прощался с человеком, который мог еще жениться, создать семью, но умерла. Ты должен приехать к тем, кто женился и радоваться с ними. А с теми, кто умирает, должен просто помолчать.

О удары словам

Война – это вообще отдельная история. Потому что она всегда оставляет очень глубокие раны. Глубокие раны и боль, потому что кто-то остается живым, а кто – то- погибает. И тот, кто остается жив, потом не может примириться с тем фактом, что его товарищ, который стоял рядом с ним, в окопе, погиб. Очень часто ребята, которые выжили, считают, что это несправедливо, что они тоже должны были погибнуть. То же самое касается и родственников, особенно родственников тех ребят, которые погибли, потому что они могут не воспринимать тех, которые остались живыми. Сами, не понимая своих слов, говорят: а чего это наши родные погибли, а вот ты – живешь? Какое ты имеешь право жить дальше? В такие моменты военный, который услышал такое, приходит с этой болью в храм, не зная что делать. И таких духовно-психологических проблем очень много. Большинство этих ребят не требуют ответа сразу: они хотят от священника, чтобы тот их просто выслушал.

Читайте также: Мечтаю, чтобы в Украине была собственная язык жестов, – а. Михало Фенканін

О марш-броски и прыжки с парашютом

Я начинал работу как капеллан еще много лет назад. И тогда мало кто понимал, чем я занимаюсь. Когда же говорил, что капеллан, люди не понимали, чем я отличаюсь от других священников. Это уже сегодня такое слово является часто употребляемым и популярным.

О. Степан Сус: священик, який «став десантником», щоб заслужити повагу

 

15 лет назад Вооруженные Силы Украины в основном состояли из офицеров или военнослужащих, которые прошли советскую школу. То есть у них вообще было свое собственное отношение к церкви. И когда они видели в воинской части священника, капеллана , батюшку, святого отца, – а каждый называл их по-разному, – для них это было что-то странное. Нечто, что не вписывалось в их стиль жизни, в их тогдашнюю идеологию. У военных тогда было не слишком здоровое представление о церкви, и они, с одной стороны, не понимали, что священник может делать в армии, а с другой – думали, что священник умеет только молиться и все. Но мы, капелланы, начали принимать активное участие в их жизни, и не только духовном. Лично я тогда поставил себе цель, что буду делать все то же, что делают мои курсанты. Есть марш-бросок – бегу с ними марш бросок, прыгают они с парашютом – иду прыгать с парашютом , есть какие-то учения на полигоне – еду на полигон, есть какая-то экскурсия – еду на экскурсии, ходят в форме – и я надеваю камуфляж . И когда я пробежал с десантниками свой первый марш-бросок , то уже мог говорить перед ними три-четыре часа и они все меня слушали. К тому времени они не считали, что я являюсь тем лицом, которое заслуживает на внимание.

Об вытирания слез

О. Степан Сус: священик, який «став десантником», щоб заслужити повагу

Проблемы, которые переживают все люди, касаюсь и военнослужащих. Прежде всего – это отношения в семье, с родителями, с женами, с мужчинами, с девушками. Например, одна из ситуаций: он на военных учениях, месяцами не бывает дома, жена сама сидит с ребенком. Здесь что-то происходит – нечто, с чем она не может справиться сама. Тогда от безысходности она пишет ему смс: «я с тобой расстаюсь». Он едет домой, жены там уже нет. Едешь с ним поговорить, потому что он – взрослый дядя – плачет, ему тяжело, и его надо поддержать. То есть есть разные обстоятельства, когда священник просто должен быть рядом. Чтобы молча вытереть слезы таким крепким, сильным, мужественным, отважным мужчинам, которые являются героями Украины, но тоже есть моменты, которые их болят. Надо понимать, что у тех героев тоже есть ситуации, когда им тяжело, когда им сложно принять или понять. И ты как священник должен помочь правильно переживать разные жизненные ситуации.

Об убийствах

Если военнослужащие знают, что в их среде есть священник-капеллан, знают где находятся его двери, и что в них без страха всегда можно постучать, они идут к нему, ведь знают, что этот человек является их другом, психологом, советчиком, братом и, даже, для некоторых – отцом.

Я иногда получаю в 3-й, 4-й ночи смс-сообщения, потому что у ребят, которые сидят в окопах, появляется свободное время. Они пишут, что там на войне, они убивают людей и не знают, простит им Бог. И я стараюсь объяснять им, что это война, и она ставит перед нами совсем другие вызовы. И что большинство вещей, которые мы делаем в военное время, мы бы никогда не делали в мирной жизни. А еще, что наша главная задача – это оборона. Обидно, что во время обороны гибнут люди, но это один из таких крайних способов защитить свою землю.

О главном достижении

Для меня таким является открытие Гарнизонного храма во Львове. Я бы сказал, что моим главным достижением является то, что я не разочаровался в том, что это возможно. Ибо в один момент... А я как сейчас помню этот 2008 год... Я стоял в Гарнизонном храме среди 3-х миллионов книг, и поймал себя на мысли, что я, возможно, единственный, кто действительно верит, что эти книги можно вывезти из Храма в другое место. Тогда на меня смотрели, как на какого-то чудака, который теплится фантастической идеей. Я говорил: давайте что-то делать! А мне отвечали, что это нереально, что нужно почти 16 лет, чтобы вывезти те три миллионы книг. Я тогда просто остановился и сказал про себя: «Боже, если Ты говорил, что горы можно переносить из одной точки в другую, если Ты говорил, что по вере вашей будет Вам дано, то я в этом абсурде говорю, что я верю, что эти книги можно перенести в другое место».

О. Степан Сус: священик, який «став десантником», щоб заслужити повагу

Теперь мечтаю завершить реставрацию храма Апостолов Петра и Павла. Я хотел бы увидеть это еще при своей жизни. Я думаю, что много людей хотели бы увидеть, как выглядят росписи, которые являются очень ценными. И, возможно, когда мы их отреставрируем, люди поймут – насколько.

 

Загрузка...
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
idealkras.ru
Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

О сайте